Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: .hamiltrash (список заголовков)
04:43 

Дэвид Теннант в роли Александра Гамильтона

пренебречь, вальсируем

В пьесе The General From America, RSC 1996
Шотландская роза, все как положено :crztuk:

Update: И чтобы у вас окончательно схлопнулось...

Doctor Who 6x01, the Impossible Astronaut
запись создана: 11.09.2016 в 01:42

@темы: .hamiltrash, .celebrities, .Whoniverse

04:25 

Письмо о шляпе

пренебречь, вальсируем
На днях john-laurens транскрибировал(а) письмо Лоуренса, которое в официальном архиве, как выяснилось, приведено в пересказе - от 30 июля 1780. Контекст для этого письма здесь; говоря кратко - Лоуренс в плену в Филадельфии. То, что в архиве выглядит как сухая записка "По просьбе полковника Гамильтона заказал у мастера для него шляпу", и даже приводило к интерпретациям про пассивно-агрессивную реакцию Лоуренса на новость о свадьбе, оказалось куда забавнее.

Мистер Митчелл подошел к выполнению твоего заказа с таким искусством, что мне не остается делать ничего, кроме как доставить мою голову к нему в лавку и дать некоторые указания по поводу твоего пера. Готовый заказ доставит полковник Гимат. Я закажу себе отделку и плюмаж в таком же стиле, как только у меня появится перспектива присоединиться к войскам.

Казалось бы, мелочь; но это уже совсем не пассивно-агрессивная записка. К тому же "доставка головы" предполагает, что Лоуренс либо носил с Гамильтоном один размер шляп и использовался для примерки, либо хорошо представлял вкусы Александра; а еще он собирается заказать себе такой же убор - два сапога пара.

Кстати, в то же время предполагаемый бывший Лоуренса Фрэнсис Кинлок находился во все той же Филадельфии; интересно, встречались ли они, и что это была за встреча.

@темы: the only kind of intercourse, [hamletters], .hamiltrash

00:29 

высоты

пренебречь, вальсируем
10.09.2016 в 11:35
Пишет Die Glocke:

Итак, In the Heights :) Когда Лин-Мануэль Миранда учился на втором курсе университета, он начал писать мюзикл о том, что знает лучше всего - о квартале Вашингтон-Хайтс (fun fact: этот квартал граничит с кварталом Гамильтон-Хайтс), в котором вырос Лин. Квартал населен преимущественно латиноамериканцами, которые массово начали селиться здесь после Второй мировой войны. В 1980-е здесь был довольно высокий уровень преступности, но сейчас это один из самых безопасных кварталов Манхэттена. Так вот, Лин, увидев RENT, подумал: ух ты, можно ведь писать мюзиклы о том, что происходит здесь и сейчас! Так и появился мюзикл о латиноамериканских эмигрантах и их детях из Вашингтон-Хайтс, в котором соседствуют хип-хоп и сальса. Кстати, делался мюзикл тем же творческим составом, что и Гамильтон: режиссер - Томми Кейл, хореограф - Энди Бленкенбюлер, музыкальный директор - Алекс Лакамуар.

Первым на сцене мы видим Уснави. читать дальше

Итог: слушать и смотреть всем, кто интересуется мюзиклами. А теперь - слайды видео и ссылки.

1. Слушать альбом на Яндекс.Музыке. Пока слушаете, можете почитать аннотации на Genius. Здесь меньше всяких отсылок, чем в Гамильтоне, но как минимум не помешает перевод испанских слов и объяснение реалий :)

2. Смотреть мюзикл читать дальше
Ну и на официальном канале тоже всякое есть. Инджой)))

URL записи

@темы: .hamiltrash

22:08 

Александр Гамильтон - Элизабет Скайлер, первые письма

пренебречь, вальсируем
Первое сохранившееся письмо от Гамильтона к Элизабет - это записка, адресованная ей и ее подруге (с которой Гамильтон тоже дружил, как и со всей ее семьей), в общем-то, по делу, и переводится она как "я так хотел вам понравиться, что забыл, что плохо управляю каретой, так что вас покатает мой друг, а я буду страдать и печалиться".

Александр Гамильтон - Катерине Ливингстон и Элизабет Скайлер, январь-февраль 1780

Полковник Гамильтон приветствует мисс Ливингстон и мисс Скайлер. Он должен с сожалением сообщить, что в пылу стремления угодить им забыл, что он дурной колесничий и не осмелится доверить себе таких драгоценных пассажиров; хотя если бы он мог последовать своим желаниям, то подобно Фаэтону собрал бы колесницу из солнца, даже если бы его постигла такая же судьба. Полковник Тилгман вызвался добровольцем. Полковник Гамильтон не желает лишиться удовольствия присоединиться к компании; но только один из них получит честь сопровождать дам.

Александр Гамильтон - Элизабет Скайлер, март 1780
(фрагмент; разбивка на абзацы моя)

Моя милая девочка,
...Я уже дописал до этого места, когда прибыла экспресс-почта с твоей бесценной запиской под прикрытием письма от твоего опекуна. Не могу передать, какой экстаз я испытал, прочитав в нем милые излияния нежности. Душа моей Бетси говорит в каждой строчке и делает меня счастливейшим из смертных. Ты даешь мне слишком много доказательств своей любви, чтобы позволить сомневаться в ней, и будучи уверенным, что обладаю ею, я обладаю также и всем, что может дать мир. Дружище Мид в доброте своей рассказал мне, что, получив мое письмо, ты проявила все признаки радости и удалилась, спеша его прочитать. В подобных обстоятельствах лучше всего узнаются истинные чувства сердца. Твое при каждом случае свидетельствует, что полностью принадлежит мне.
Но несмотря на все то, за что я должен тебя поблагодарить и за что тебя люблю, у меня найдется для тебя толика укоризны. Я не позволяю тебе говорить, что ты не заслуживаешь моего восхищения; ты заслуживаешь всего, что я о тебе думаю, и даже больше; и поверь мне, твоя неуверенность при столь многих достоинствах непростительно очаровательна. Однако одно меня радует в этом - то, что это заставит тебя полнее раскрыть все свои лучшие качества; и ничто не приводит меня в больший восторг, как возможность помочь тебе довести их до высочайшего совершенства.
Я пишу это письмо уже гораздо дольше, чем собирался, и на полчаса опаздываю на встречу, так что должен попрощаться. Adieu, моя чаровница; заботься о себе и люби своего Гамильтона так же, как он любит тебя. Храни тебя Господь.

@темы: [hamletters], .hamiltrash, with inviolable fidelity

11:59 

немного гамильтонов и их носов

пренебречь, вальсируем
Это была попытка собрать портреты потомков Гамильтона, но пока получается слабо: потомков много, а портретов мало. Гамильтонов, кстати, тоже много, и не все они родственники. Женскую линию я соберу позже, там все еще сложнее, конечно, потому что меняются фамилии. Пока - оцените красоту наследственного носа.

Это небезызвестный Филипп Гамильтон (старший), который погиб на дуэли. Старший - потому что последнего ребенка Гамильтонов, которого Элизабет носила во время дуэли, тоже назвали Филиппом, или "маленьким Филом".


Всегда найдется релевантный твит Лина

+еще несколько

Бонусный fun fact: одного из своих сыновей Джон Чёрч назвал Лоуренс Гамильтон. Вы не представляете, сколько этот факт вызывает у меня вопросов.

@темы: .hamiltrash

00:21 

пренебречь, вальсируем
05.09.2016 в 10:54
Пишет Сударь в знатномъ фраке:

Настало время восхитительных историй


"Какой двойной восторг! Какое божественное удовольствие! Какая радость трахать и быть трахнутым одновременно!"

- маркиз де Лафайет, порно-рассказ 1791 года "Патриотический Бордель, основанный королевой Франции для удовлетворения депутатов нового законодательного собрания".

В этой порнушке у маркиза тройничок с Марией-Антуанеттой и мэром Парижа Байи.

Там же Мария-Антуанетта: "Будь мужественным, мой друг, не вытаскивай, толкай вперед!"

Пожалуй лучшее в этой истории, то что с самого начала Французской революции Лафайет с восторгом воспринимал печать подобных "произведений", карикатур и помфлетов, преобретая, как правило, сразу несколько копий каждого. Невероято эгоцентричный человек. Наверное и всем своим друзьям показывал потом.

Просто представьте, вот я - маркиз де Лафайет, а вот книжная полка, полная порнушки про меня.

А теперь представим, что все офицеры, с котороыми он служил во время Войны за Независимость, включая самого Вашингтона, читают это. Гамильтон, Мид, Талмедж....Джефферсон.

А потом Гамильтон и Джефферсон встречаются в конгрессе и смотрят друг на друга с молчалдивым вопросом: "Ты это читал?" А потом они так же молчаливо переводят глаза на Вашингтона и спрашивают себя: "А Вашингтон читал?" (а он читал)

Боже мой, я не сомневаюсь, что Лафайет мог даже сам про себя писать. Потом отправлял Гамильтону и Гамильтон редактировал, потому что "все было не так!". А вы говорите рпс, рпс.... Угх. История, зачем ты так со мной, прекрати х)

спасибо Св.
оригинал поста

URL записи

@темы: .hamiltrash

00:11 

Выдержки из писем маркиза де Лафайетта генералу Джорджу Вашингтону

пренебречь, вальсируем
Подборка составлена здесь. Для контекста - Конгресс отправил Лафайетта завоевывать Канаду, и он очень скучал. Обратите внимание на даты - Лафайетт настрочил все это за два месяца. (В оригинале Лафайетт очаровательно коверкает неродной английский, но я не настолько хороший переводчик.)

9 февраля 1778: Если бы я хоть на одно мгновение мог поверить, что помпезное командование северной армии заставило бы ваше превосходительство подзабыть о своем отсутствующем друге, я послал бы этот проект туда, откуда он пришел - но я смею надеяться, что вы иногда вспоминаете обо мне...
19 февраля 1778: Почему я так далеко от вас, и зачем этот военный совет торопит меня через лед и снег...
23 февраля 1778: Если уж они отправили меня так далеко от вас для неизвестно какой цели, по крайней мере я должен использовать свое перо для того, чтобы не все коммуникации между вашим превосходительством и мной прервались...
27 февраля 1778: Я слышал, что Джон Адамс весьма неуважительно высказывался о вашем превосходительстве в Бостоне - не знаю, правда ли это, но в этом случае я весьма сожалею о том, что дал ему рекомендательные письма во Францию - позвольте мне высказаться прямо, мой дорогой генерал; те, кто вам враждебен, так низки, так далеко у вас под ногами, что обращать на них внимание вас будет не достойно.
20 марта 1778: Если бы я не знал так хорошо о благорасположении вашего превосходительства к своим офицерам и о особых дружеских чувствах ко мне, то опасался бы, что вы не простите столько ошибок, пусть и нечаянных... мой дорогой генерал, мой разум всегда будет сверхудовлетворен тем, чтобы находиться так близко к вам, как это возможно, и я сочту всякое, что вы найдете мне подходящим, лучшим, что мог бы только пожелать... прощайте, мой дражайший и возлюбленный генерал, не забывайте своего северного друга, и будьте уверены, что его чувства к вам закончатся только с его жизнью.
22 марта 1778: Я не могу упустить возможность напомнить вашему превосходительству, могущественному главнокомандующему, о вторжении в Канаду, и с величайшим удовольствием пользуюсь первым же случаем для того, чтобы сказать,как счастлив был увидеть в вашем последнем письме новые подтверждения ваших чувств, столь дорогих моему сердцу.
25 марта 1778: Единственное условие, которое я поставил, когда отправился сюда, и едиственная услуга, о которой я просил взамен всем выражениям благодарности вашим комиссиям к Франции, было не подчиняться ничьим приказам, кроме приказов генерала Вашингтона - я, видимо, предполагал, что между нами сложится в будущем дружба, и то, что я делал из уважения и почтения к имени и репутации вашего превосходительства, я теперь буду делать из одной только любви к самому генералу Вашингтону.


Бонус: картина "Генерал Вашингтон навещает раненого солдата", явно изображающая Лафайетта, героически раненого в своем первом бою. (Полный размер.)

@темы: .hamiltrash, [hamletters]

01:30 

пренебречь, вальсируем
Филипп Скайлер - Элайзе Гамильтон (полное [очарования] письмо здесь):

Думаю, тебя развлечет этот анекдот, который я услышал от судьи Бенсона. Джентльмен, путешествовавший из Нью-Йорка [в Олбани], остановился в Киндерхуке и несколько раз прошел по улице туда-сюда мимо магазина некоего мистера Роджерса. Явно погруженный в глубокие раздумья, шевеля губами, как будто разговаривая с кем-то, он наконец вошел в магазин и попросил разменять купюру в пятьдесят долларов. Роджерс отказал, и джентльмен удалился. Кто-то в магазине спросил Роджерса, была ли купюра фальшивой. Он сказал, что нет. Тогда почему вы не оказали джентльмену услугу и не разменяли ее? - Потому что, сказал Роджерс, этот несчастный джентльмен потерял разум; но другой возразил ему, что он казался совершенно нормальным. Может, и так, сказал Роджерс, у него наверняка случаются периоды просветления, но я видел, как он полчаса ходил мимо моей двери, иногда останавливался, но все время разговаривал сам с собой, и если бы я разменял ему деньги, а он их потерял, обвинить могли бы меня. Спроси моего Гамильтона, милая, не угадает ли он, кто был этот джентльмен.

@темы: .hamiltrash, [hamletters]

15:33 

пренебречь, вальсируем
Если вы еще не знали, что Гамильтон - это персонаж аниме, то вот вам маленький исторический фактик: на своем рожке для пороха он вырезал единорога. С cutie mark.



Комикс по этому поводу.

@темы: .hamiltrash

10:26 

Письма о запятой

пренебречь, вальсируем

Анджелика - Александру, 2 октября 1787, Лондон

Александр - Анджелике, 6 декабря 1787, Нью-Йорк

P.S.: Пунктуация у Анджелики действительно весьма креативная. У Александра, впрочем, тоже.
P.P.S.: Комментарии всегда приветствуются, даже в виде смайликов и махания лапками. :shuffle2:

@темы: [hamletters], .hamiltrash, without fancying the relation of lover and mistress

14:13 

Первое сохранившееся письмо между Анджеликой и Александром

пренебречь, вальсируем
Александр - Анджелике, 3 августа 1785, Нью-Йорк

Вы обходитесь со мной куда лучше, мой дорогой друг, с тех пор, как покинули Америку, чем я заслуживаю, потому что вы писали мне чаще, чем я писал вам. Я не стану извиняться; потому что уверен, что вы припишете это чему угодно, но не недостатку удовольствия от писем вам.
[...]
А теперь, моя дорогая сестра, поговорим немного о том, что куда больше интересует нас обоих. Я боюсь, что вы навсегда покинули Америку и всех тех, кто вас здесь любит. Глядя, как вы отбываете из Филадельфии, я испытывал странную тревогу, словно предчувствие, что вы никогда не вернетесь. Мои тревоги подтвердились, и если только мы не увидимся в Европе, я не ожидаю увидеть вас снова.
Такое впечатление осталось у нас всех; оцените сами, какую горечь это приносит тем, кто любит вас природной любовью, и мне, чья привязанность к вам не менее живая.
Со своей стороны должен признаться, что лишился одного из больших источников счастья. Моя привязанность к Чёрчу и вам заставила меня ожидать немало удовольствия в вашей дружбе и соседстве. Но теперь нас разделяет океан.
Позвольте мне молить вас обоих не спешить обвенчаться с землей менее любящей вас, чем Америка. Конечно, вы не испытаете нехватки друзей, где бы ни оказались, по двум причинам: одна - что они вам не понадобятся; другая - что у вас обоих слишком много качеств, которые притягивают друзей. Но куда бы вы ни отправились, вы не найдете таких друзей, как те, кого оставили позади.
Ваша добрая и любящая сестра Бетси чувствует куда больше, чем я могу высказать. Она посылает всю свою сестринскую любовь. Сейчас она не пишет, потому что пишу я, но обещает быть более пунктуальным корреспондентом. Я остаюсь, как всегда, ваш любящий друг и брат,
А. Гамильтон



@темы: [hamletters], .hamiltrash, without fancying the relation of lover and mistress

10:14 

Переписка Александра Гамильтона и Джона Лоуренса: эпилог

пренебречь, вальсируем
О смерти Джона Лоуренса печалились многие, горюя о потере образца рыцарства, джентльмена, воплощавшего все таланты и добродетели. Джордж Вашингтон сказал: "Я не мог найти в нем ни одного недостатка, если только не считать таковым неустрашимость, граничащую с опрометчивостью; и даже она вызывалась чистейшими мотивами". Даже британская газета Royal Gazette опубликовала некролог, в котором перечисляла все его достоинства и находила лишь один недостаток - его решение восстать против сюзерена (очень напоминая тем самым сожаления американцев о смерти майора Андре). Не менее хвалебным был анонимный некролог, написанный "другом" (иногда приписываемый Гамильтону, но сомнительно) в Virginia Gazette.

Александр Гамильтон, человек, чьим девизом было "в любой непонятной ситуации публикуй памфлеты", написал о его смерти всего два раза, в личных письмах близким друзьям:

Натаниэлю Грину, 12 октября 1982

Меня глубоко поразили новости, которые мы только что получили, о потере нашего дорогого и бесценного друга Лоуренса. Его достойная карьера пришла к концу. Как странно складываются дела человеческие, что столько превосходных качеств не принесли ему более счастливой судьбы? Мир почувствует потерю человека, подобных которому осталось немного; Америка - потерю гражданина, чье сердце понимало, что патриотизм других - пустые разговоры. Я же чувствую потерю друга, которого искренне и бесконечно нежно любил, и одного из очень немногих.

Маркизу де Лафайетту, 3 ноября 1782

Бедный Лоуренс; он пал жертвой своего пыла в пустяковой стычке в Южной Каролине. Ты знаешь, как искренне я его любил, и можешь представить, как о нем сожалею.

Больше он на эту тему не говорил.


Говард Пайл, "Смерть полковника Джона Лоуренса"
- - - - -


Его смерть лишила Гамильтона ровни в политике, надежного коллеги, который был ему нужен в нелегких попытках укрепить союз. Без Лоуренса он остался одиноким крестоносцем, без верного союзника на всю жизнь, какого нашли друг в друге Мэдисон и Джефферсон. На личном уровне потеря была еще страшнее. Несмотря на большой круг поклонников, Гамильтон редко удавалась глубокая дружба, и он не открывал свой внутренний мир ни одному другому мужчине так, как Лоуренсу. Он стал еще более грмокоголосым в публичной жизни, но меньше делился своими мыслями и чувствами в приватном круге. С этих пор его признания доставались Элайзе или Анджелике Черч. После смерти Джона Лоуренса Гамильтон запер часть своих эмоций и больше никогда к ним не возвращался.
Рон Чернов, "Александр Гамильтон"

@темы: [hamletters], .hamiltrash, the only kind of intercourse

09:10 

I may not live to see our glory

пренебречь, вальсируем
[ЭЛАЙЗА]
Александр? Тебе пришло письмо.

[ГАМИЛЬТОН]
От Джона Лоуренса. Я прочитаю позже.

[ЭЛАЙЗА]
Нет. От его отца.

[ГАМИЛЬТОН]
От его отца?
Прочитай мне...

[ЭЛАЙЗА]
"Во вторник, 27-го, мой сын был убит в перестрелке с британскими войсками, отступавшими из Южной Каролины. Война уже закончилась. Как вы знаете, Джон мечтал освободить и завербовать 3000 человек в первый черный полк.
Его мечта о свободе для этих людей умерла вместе с ним".



запись создана: 26.08.2016 в 23:58

@темы: the only kind of intercourse, .hamiltrash

11:20 

Как выглядел Джон Лоуренс?

пренебречь, вальсируем
25.08.2016 в 23:41
Пишет Сударь в знатномъ фраке:

Как выглядел Джон Лоуренс?
Если портретов Гамильтона (хоть и весьма относительно похожих) предостаточно, то вот с портретами Джона Лоуренса как-то не сложилось вообще. Ну как бы и не удивительно. Существует всего две прижизненные миниатюры и обе принадлежат Уильяму Пейлу. Остальное портреты рисовали уже с них. Кто-то более удачно, кто-то не очень.

Самая известная миниатюра за авторством Чарльза Уильяма Пейла, была выполнена в 1780 году. Пейл был тот еще портретист, но никого лучше у американцев на тот момент не было, и лично мне кажется, что на этой миниатюре Джон очень удался. В фандоме почему-то распространено мнение, что Джон был блондин, хотя утверждение это весьма спорно. Многие молодые джентльмены (в число коих входил и Лоуренс) уже не носили париков, но продолжали пудрить волосы. Вероятно на миниатюре он изображен именно с напудренными волосами. Кроме того у нас в распоряжении есть портрет сестры Джона Марты Лоуренс, на котором у нее темные волосы.


Все последующие портреты, увы, были сделаны уже после смерти Джона. Эти самые приличные.

читать дальше

URL записи

И еще парочка изображений

@темы: .hamiltrash

00:24 

Переписка Александра Гамильтона и Джона Лоуренса (7)

пренебречь, вальсируем
1782 г. Год назад Лоуренс и Гамильтон встретились снова, после двухлетней разлуки, под Йорктауном, где вместе, каждый со своим батальоном, вели бой, закончившийся победой континентальной армии. (Справа - фрагмент картины Джона Трамбулла "Сдача генерала Корнуоллиса", где сбоку изображены в числе других офицеров Гамильтон и Лоуренс, бок о бок.) Война на этом не закончилась, но перешла в вялотекущую фазу, в которой она формально протянется до 1786 г. Гамильтон подал в отставку и планировал сидеть дома с женой и ребенком - "качать люльку", как писал он или писали ему в нескольких письмах. Лоуренс опять уехал в Южную Каролину, гонять оставшихся там британцев и пробивать свой черный батальон. В июне 1782 г. он напишет оттуда Вашингтону:

Бесплодие нынешней кампании не оставляет ничего, что стоило бы рассказывать Вашему Превосходительству - наши операции ограничены незначительными стычками - и несколькими нашими партизанскими атаками, которые были блестящи и развлекали нас за отсутствием лучших занятий.

Гамильтон и Лоуренс продолжали переписываться, но письма этого периода утеряны; следующее сохранившееся письмо, от Лоуренса, датировано июлем 1782 г., и в его начале он упоминает два предыдущих письма Гамильтона. Это письмо в архиве состоит из двух частей; первая сохранилась и четко датирована, а вот вторая перепечатана Джоном Чёрчем без четкой даты, и оригинала не осталось, так что два фрагмента объединяются предположительно. Я перевожу его практически полностью, за исключением фрагмента про очередную неудачу с черным батальоном, потому что так видна, в очередной раз, оценка Лоуренсом талантов Гамильтона, и то, что Лоуренс подталкивает его к политической деятельности, могло сыграть свою роль в будущем (не то чтобы Гамильтона можно было от этого удержать, будем честны).

Я задолжал тебе, мой дорогой Гамильтон, [ответы] на два письма: одно из Олбани, самый искусный образчик цинизма из когда-либо написанных, другое из Филадельфии, датированное 2 марта; в обоих ты упоминаешь планы уйти в отставку, которые приносят мне исключительное огорчение. Я не желаю, чтобы ты хоть на минуту покидал общественную службу; в то же время мои дружеские чувства к тебе, и знание твоей ценности для Соединенных Штатов, заставляют меня со всей пылкостью желать, чтобы ты занимал только высшие должность Республики. Меня польстила новость о том, что ты был выбран кандидатом от Нью-Йорка, и я весьма опечален, что не получил от тебя подтверждения. Должен признаться, что при текущем положении с войной я предпочел бы, чтобы ты служил в Конгрессе, а затем стал полномочным министром по делам мира; это лучше, чем если бы ты оставался в армии, где бессмысленная система старшинства и порядка помешает тебе получать высокое командование, которого ты заслуживаешь; но в любом случае я не хотел бы, чтобы ты отказался от своего воинского звания, если только не перейдешь к описанной выше карьере. Семейные дела не могут требовать такого непосредственного и постоянного внимания; ты говоришь как pater familias, окруженный многочисленным потомством.
[...]
Хотел бы я, чтобы [британский] гарнизон уже отступил или сражался. Адью, мой дорогой друг; хотя обстоятельства оставляют между нами такое большое расстояние, я прошу, не лишай меня утешения твоих писем. Ты знаешь неизменные чувства твоего любящего Лоуренса.


Не вдаваясь в подробные комментарии, хочу лишь отметить, что по сравнению с несколькими предыдущими письмами Лоуренса это куда более эмоциональное, теплое и открытое. Мне хочется думать, что встреча под Йорктауном позволила ему убедиться наглядно, что после брака чувства Гамильтона не изменились, как тот и писал.

Гамильтон отвечает на это письмо 15 августа, и с этого я начала весь цикл. :weep:

@темы: [hamletters], .hamiltrash, the only kind of intercourse

16:52 

The Gay Trio: Лоуренс, Гамильтон, Лафайетт

пренебречь, вальсируем

by crowthis

Мой самый, самый, самый любимый фанарт по историческим мальчикам.
Все трое похожи на свои портреты/описания (в случае Лоуренса это невероятная редкость) и в характере.
И чудесный живой стиль.

@темы: .hamiltrash, *fanart

00:00 

Первая любовь Джона Лоуренса

пренебречь, вальсируем
До отношений с Гамильтоном у Лоуренса был друг, переписка с которым могла посоревноваться с перепиской с Гамильтоном в пылкости. Конечно, трудно говорить, первая это была любовь или нет, и были ли другие. Но это практически единственные близкие отношения, замеченные за Лоуренсом до того, как он присоединился к ставке Вашингтона и сошелся с Гамильтоном и Лафайеттом. (Романтических отношений с девушками за ним тоже не замечено; когда ему было 13, его отец беспокоился, что сын не обращает на девочек внимания, предпочитая им учебу. Единственная женщина, сыгравшая роль в его жизни - Марта Мэннинг, с которой у нее были какие-то отношения в Лондоне, закончившиеся ее беременностью и поспешным браком.)

Этот пост основан на постах john-laurens, в первую очередь этом, собственно про отношения Лоуренса с Фрэнсисом Кинлоком, и частично этом, про примеры ревности Джона. Я не читала оригиналы писем, и не разбиралась лично в исторических фактах, поэтому опираюсь на ее выбор цитат и выводы. В посте много подробностей и рассуждений, так что если тема заинтересует - рекомендую.

Когда Джон учился в Женеве, туда приехал молодой человек из Южной Каролины по имени Фрэнсис Кинлок, с которым у него завязалась дружба. Джону пришлось уехать меньше, чем через год, чтобы продолжить учебу уже в Лондоне; первое из имеющихся писем, адресованных Кинлоку, подписано твой любящий Джон Лоуренс - такая подпись в переписке Лоуренса встречается только в одном письме к Гамильтону. Его писем к Кинлоку удивительно много; обычно вне рабочей нужды Лоуренс писал сам или отвечал на письма редко и нескоро, за исключением переписки с отцом. Больше всего он писал Гамильтону и Кинлоку.

Переписка продолжалась с конца 1774 по 1776 г., но молодые люди радикально расходились в политических взглядах; Лоуренс все сильнее ратовал за отделение колоний, а Кинлок был лоялистом, то есть выступал за сохранение подданства Британской империи. Их споры росли и становились острее. Тем не менее, в апреле 1776 г. Джон все еще писал: "Ты и я, мой дорогой Кинлок, можем различаться в своих политических взглядах, но я всегда буду любить тебя за то, что знаю о твоем сердце".
Ответное письмо Кинлока, хотя и теплое, и выражающее готовность продолжать общение, несмотря на политические разногласия, заканчивается куда менее пылко, и формулировка - "я никогда тебя не забуду" - напоминает "давай расстанемся друзьями". Лоуренс, по крайней мере, среагировал на это письмо весьма яростно. Протянув с ответом два месяца, он написал тираду, которая открывалась без приветствия и продолжалась потоками сарказма:

Моя амбиция Кинлок жить при республиканском правительств - я ненавижу имя короля - но это мое мнение в ответ на твое мнение, давай рассмотрим теперь причины, на которых основываются такие диаметрически противоположные взгляды.
[...] ...если по-твоему, всякий бесчестный микроб, который позорит человечество, развивается в роскоши в твоей обожаемой форме правительства... [...]
Адью - передай привет всем друзьям, которые обо мне спрашивают - оставаясь твоим другом так искренне, как республиканец может быть другом роялиста, Джон Лоуренс


Бонус: примерно в это же время был зачат ребенок Лоуренса от Марты Мэннинг, так что можно предположить, что он обратился к ней на эмоциях из-за ссоры.

Через несколько месяцев подостывший Лоуренс пишет письмо со смыслом "я не помню, что тебе наговорил, но не хотел обижать тебя лично, только твои взгляды. Давай каждый останемся при своих взглядах и будем снова друзьями". Он даже вполне искренне поздравляет Кинлока с появлением у него девушки, и желает ему всяких благ.

@темы: [hamletters], .hamiltrash, the only kind of intercourse

17:30 

Майор Уильям Хаззард Вигг верхом на "Независимости" спасает полковника Джона Лоуренса

пренебречь, вальсируем
00:38 

Как выглядел Александр Гамильтон

пренебречь, вальсируем
Раз уж у нас тут снова остро встала :eyebrow: тема внешности Гамильтона, давайте про нее поговорим. Джозеф Эллис, один из биографов, описывает его так: "У Гамильтона была кожа цвета персика и сливок, фиалково-синие глаза и темно-рыжие волосы". В описаниях других биографов также указывается, что он был некрупного сложения, с узкими плечами и стройными икрами (как положено по тому времени).
Фишер Амес, современник Гамильтона, в своей саге о его красоте пишет, в числе прочего: "[Его глаза] были глубокого лазурного цвета, исключительно красивые, без малейшей тени жесткости или строгости, и светились высочайшим выражением ума и проницательности, какое мне доводилось видеть на человеческом лице... Было в осанке и манерах Гамильтона нечто необычайно величественное и возвышенное".
Хотя Амес утверждает, что Гамильтон был среднего роста, Уильям Салливан описывает его как ниже среднего, но "с исключительно прямой и полной достоинства осанкой. Его волосы были зачесаны со лба, припудрены и собраны сзади в косицу. Цвет лица у него был исключительно светлый, и единственно отличался в почти женственном розовом румянце на щеках. Очертания и краски его складывались в лицо, которое можно считать необычайно красивым. В покое на нем было строгое и задумчивое выражение; но во время разговора легко появлялась привлекательная улыбка".
(Бонус для желающих: подборка описаний Гамильтона, приписывающих ему андрогинные и женственные свойства; популярная статья The Erotic Charisma of Alexander Hamilton.)

В какой-то момент я решила разобраться, как же он все-таки выглядел, и стала перебирать портреты. Очень многие популярные портреты, на которых основывается большая часть представлений о Гамильтоне, были написаны после его смерти, на основе предыдущих портретов.

читать дальше

Наконец, мой любимый портрет, работы Эзры Эмеса, 1802 г. Элизабет называла его "превосходным и совершенным сходством".
Этот портрет написан уже после гибели Филиппа Гамильтона, и многие отмечают печаль в глазах. It's quiet uptown.

@темы: .hamiltrash

18:37 

aide-de-camp puppy pile

пренебречь, вальсируем
Сколько дней я уже живу с этой цитатой, и все не могу выкинуть ее из головы, так что оставлю ее здесь.

[После битвы за Монмут] Вашингтон, который с рассвета был в седле, лег под дерево и уснул, уверенный в завтрашней победе. [Гамильтон и Лоуренс, которые ходили мыть голову в ручье поблизости,] нашли его и легли рядом. ...Один раз той ночью Вашингтон проснулся, приподнялся на локте, внимательно прислушиваясь. Но не мог различить ни звука, кроме глубокого дыхания усталой армии. Ярко светили звезды. Он осмотрелся вокруг с веселым удовольствием в глазах. Юноши его семьи собрались рядом с ним; он едва не оперся локтем на лицо Гамильтона. Лоуренс, Тилгман, Мид, даже Лафайетт спали рядом с ним, едва оставляя ему место, чтобы повернуться. Он знал, что эти юные энтузиасты поклоняются ему, готовы с радостью умереть за него; и что несмотря на его строгость и формальность в обращении, они знали его слабые места и не стеснялись проявлять свою любовь. На мгновение самый одинокий человек на земле ощутил тепло единства, словно он был отцом семейства из резвящихся мальчишек; затем он бережно приподнял Гамильтона, перевернулся удобнее и уснул снова.
— Gertrude Atherton, The Conqueror; a Dramatized Biography of Alexander Hamilton, 1902

@темы: .hamiltrash

one step at a time

главная